Новости сайта

27.06.2016  Nexen-Roadstone N7000

все новости»

Статьи

все статьи»

Производитель: Ширина: Высота: Радиус: Ось применения:

Журнал "Банки и кредиты" открывает новую рубрику и открывает редакцию в Минске

Журнал "Банки и кредиты" открывает новую рубрику и открывает редакцию в Минске

С этого номера журнал "Банки и кредиты" запускает новую рубрику, в которой российские дизайнеры и их музы раскроют тайны правильно подобранного дресс-кода для работы в финансовых компаниях. Чтобы узнать в чем уместно будет прийти на открытие выставки современного искусства, мы обратились к дизайнеру Кате Добряковой, которая создала летящий образ для модного колумниста Карины Ошроевой.

Он расстроился. А почему расстроился? С двумя разными людьми приезжать в один город, все равно что приезжать в два разных города. Пусть одни рестораны, да пусть обслужит тот же официант, но чувства другие. Да даже если мы будем трахаться в том же номере, секс будет другим, восприятие другое. Несмотря на то, что площадка та же и сцена одна - спектакли разные.

Ясное дело, что все слова, комплименты, места, отели, постели, жесты одинаковые. Я не верю в уникальность слов, но верю в уникальность чувств и восприятий. Мы можем говорить одни и те же слова разным людям, но это не значит что мы врем. Если я двум мужчинам сделала один и тот же комплимент, я не наврала. Я вкус слов по разному во рту ощущаю. Я выплевываю одни слова, а другие передаю прямо в губы из губ.

Некоторые девушки ревнуют мужчин к прошлому. «Ты с ней точно так же говорил (так же трогал, так же смотрел) ... глупо это. Конечно, так же. Не изобретать же каждый раз новый велосипед.

- Сначала он всем покупает новый телефон, потом поездка в Европу, затем шопинг... В общем, сама все увидишь, - рассказывала мне подруга, заочно знакомя с мужчиной. Все сбылось, как пророчество Ванги. И меня ничуть не смущало, что мои с ним отношения проистекают по привычному для него маршруту. Все так всегда и будет повторяться. Как солнце бессовестно смещает луна, так после ресторана будет секс; так после тусовки будет «я позвоню».

Все тропинки в лесу уже давно протоптаны, а мы по ним гуляем. Одни и те же казино, улицы, города, отели, рестораны остаются, но мы вставляем разные слагаемые и суммы выходят разные. Разный результат. Разные эмоции. Спектр мест куда пойти и слов, что сказать, намного уже спектра чувств, которые мы испытываем. И неважно, что у него на всех один сценарий, а ты уже отдыхала в этом отеле и уже спала в этой постели. Важно не то, что снаружи, а то что внутри. Это же элементарно. Ты можешь забыть, что тебе человек делал и что он тебе говорил, но ты никогда не забудешь что ты чувствовала рядом с ним.

Я смотрела на него в ресторане... и не могла переварить его взгляд. Он что-то во мне вызывал, какие то до безумного недоумения похожие эмоции. Взгляд был таким знакомым, будто я уже смотрела в эти глаза, хотя видела их впервые. Стоп. Я и правда в них смотрела. Конечно. Неделю назад. На его фото со свидания с другой девушкой, что он прислал. Видимо, она его сфотографировала именно в этот момент такого взгляда глубокого-глубокого. Как будто он так только на меня смотрит.

Открытие редакции в Минске

Минск, как и любой мало-мальски крупный город, примечателен своими скульптурами, которые, как правило, не увековечивают кого-то конкретно, а просто создают приятную атмосферу и позволяют горожанам и гостям столицы фотографироваться рядом с ними. Представляем вам путеводитель по этим чудесным достопримечательностям. Все скульптуры мы разделили на две группы. В первую вошли те, которые находятся в центре города и по кото рым мы составили подробный путеводитель. Сами проверяли: чтобы посетить и сфотографировать все, нам понадобилось четыре с половиной часа. Во вторую группу вошли окраинные скульптуры, но тоже интересные. Возвращаясь домой с основного маршрута, вы наверняка сможете посетить еще одну две из них. Итак, берите журнал в руки, фотоаппарат на шею — и марш в центр города!

В отборе путеводителя руководствовались следующими критериями:

A) Скульптуры должны быть выполнены из металла (в нашем перечне лишь два исключения). Многочисленные каменные и бетонные фор менные и бесформенные фигуры мы указывать не стали;
Б) Скульптуры должны представлять собой законченное художественное произведение, требующее сложной сварки, ковки или литья. Сотни простеньких фигурок, украшающих детские площадки, мы оставили без внимания;
B) Скульптуры по возможности не должны являться памятниками, то есть они не должны увековечивать конкретных людей, животных или события. В путеводителе есть лишь несколько исключений;
Г) Скульптуры должны располагаться так, чтобы рядом с ними можно было удобно сфотографироваться. А скульптуры, установленные на высоте (например, на высоких пос таментах или на фронтонах зданий), упомянем вскользь, если таковые встретятся по пути.

По наблюдению корреспондента журнала Медицина в России, усатый дядечка-доктор с газовым ключом в руке одна из немногих скульптур, которая изготовлена не из бронзы, а из листов железа. Но это не значит, что водопроводчика слепили абы как. Посмотрите, сколько труда затрачено на одну только его прическу. Некоторые видят в водопроводчике одного известного политика, который перекрывает газовую трубу в Европу.

Перейдите улицу и пройдите во дворы между домами, спуститесь по лестнице — и вскоре по безымянному проезду (на карте 1934 года носит имя «Сталпецю завулак») вы выйдите на Романовскую Слободу. Пройдите в сторону Немиги, перейдите улицу по ближайшему переходу, тут же зайдите во двор, пройдите между хлебозаводом и футбольной площадкой и перед вами улица Раковс- кая. Переходите ее прямо в этом месте и снова ныряйте во двор между домами 30 и 32; возьмите левее и по диагонали пересеките двор, и вот вы уже на улице Обойной. Пройдите по ней до ее пересечения с улицами Замковой, Освобождения и Димитрова. Вам нужна последняя: сворачивайте налево и двигайтесь до задворков кинотеатра «Москва». Обойдите его с дальней сто роны и выходите на проспект Победителей. Тут вас ожидают сразу четыре скульптуры, изображающие народные обряды. Первая из них «Зима. Коляды». Проспект Победителей, 17. Валентин Занкович, 1982.

Тут тебе и колядная звезда, и коза, и шкура кожушок да и сами развеселые «калядоушчык» в безудержном танце... Редко какой в мире памятник изображает языческий обряд, а тут - пожалуйста!